05:58 

Демон (Assassin's Creed:Brotherhood)

Markuza

Название: Демон

Автор: Markuza

Тип: Слэш

Фандом: Assassin'sCreed: Brotherhood

Герои: Леонардо/Чезаре,Чезаре/Эцио

Рейтинг:NC-17

Жанр: да пёс его знает, так зарисовка на тему.

Предупреждения: гомосексуализм, секс с элементами насилия

Размер: мини

Статус: закончено

Вступление: обожаю я персонажа Чезаре (да и как любителю истории, личность мне этаочень нравится), но творчества с ним в сети нашла мало. Пришлось как-то самойвыкручиваться. В итоге такая зарисовка. Начинается всё с того что Чезареустраивает у себя в кабинете разборки Леонардо по поводу вывода из строя,только что построенных новеньких военных машин...

 

 



Чезаре как чёрный вихрь ворвался в замок и переполошил всех. Он всегда появлялся неожиданно с вестями о своих победах, и так же неожиданно исчезал обратно с карманами, отяжелевшими от денег из папской казны.

Он бросил поводья своего коня подоспевшему слуге, взбежал по лестнице в анфиладе распахивающихся дверей, оттолкнул стражников из караула замешкавшегося у его покоев, и бросил гневно:

- Да Винчи ко мне!

И как был, пыльный с дороги, опустился в своё кресло у окна, закинув ноги в походных сапогах прямо на кипы бумаг разбросанных по столу.

Замок наполнился движением. Конечно скоро о приезде узнает папа, наверное уже узнал, что позже прознает Лукреция, но никто из них не посмеет явиться сюда. Будут делать вид, что высокомерно ждут его посещения, а на самом деле просто боятся. Инстинктивно страшатся даже больше чем разумом. Страшатся его – Чезаре – инстинкт самосохранения велит всем держаться подальше от хищника.

Распахнулись портьеры. В кабинет буквально втолкнули великого инженера семьи Борджия. Леонардо смиренно замер на пороге.

- Все машины разрушены. – голос Чезаре был холоден, без малейшего оттенка эмоций. – Твои труды были напрасны.

- Поверьте мессер, мне очень жаль.

- Ни капли не сомневаюсь. Ведь теперь тебе придётся работать с удвоенной силой, чтобы наверстать упущенное.

- Если вам будет угодно…

- Да мне угодно! А ещё мне угодно знать, кто мог проболтаться о том, что эти машины в принципе существуют! Кто уничтожил их! – на какую-то долю секунды голос Борджия взлетел, выдавая клокотавший внутри гнев.

- Я не могу этого знать.

- Враньё. Об этом человеку уже судачат в Риме. Ты часто шляешься по улицам без дела. Должен был слышать.

- Нет.

- Что ж молчи. Мне это и не важно. Это всего лишь мелкая задержка на моём пути к власти над всей Италией. Никто не сможет остановить Борджия. Посмотри на меня.

Художник вынужден был поднять голову, и посмотреть в пожирающие его глаза.

- Мне не нравится твой взгляд, Леонардо. – Чезаре ухмыльнулся. – Такими глазами смотрят юные оруженосцы на своих командиров. Знаешь такие миловидные мальчики, которые порой встречаются в войсках. Ах, как милы они бывают во время долгих переходов, когда нам так не достаёт женского тепла..

Художник чувствовал, как ком подкатывает к горлу, а воитель кошачьей походкой подбирался к нему всё ближе и ближе, не отводя своих чёрных горящих глаз. Бежать было некуда.

- У тебя есть женщина, здесь в Риме?

- Нет мессер.

- Очень зря.. Зря ты недооцениваешь дам, Леонардо, они умеют дарить наслаждение.

- Я тоже..

Он не понял сам, как смог набраться такой наглости, как смог улыбнуться прямо в лицо готовому растерзать его тигру. Улыбнуться, как ему самому показалось, самой пакостной и развратной улыбкой.

- Ты хочешь поиграть со мной? Осторожно, девочка.. осторожно…

Боржия подошёл уже вплотную, движение его руки было молниеносно, он схватил художника за подбородок, притянул к себе и впился губами в его губы. Выше человеческих сил было сопротивляться ему, а Леонардо и не хотел этого. Желания, которые он старался побороть в себе вот уже долгое время, разом всплыли наружу, и его руки скользнули по телу Чезаре, стаскивая с него рубашку.

- Да ты ещё тот развратник.. – Чезаре смеялся. – Посмотрим, многое ли ты умеешь.

Он отстранил художника, и по-солдатски быстро разоблачился из своих одежд. В вальяжно ожидающей позе раскинулся он на белых простынях кровати, призывно махнув Леонардо.

- Прыгай ко мне, красавица!

- Не называй меня так, - художник отшвырнул в сторону сапоги, - мне не нравится.

- Вот как, у тебя ещё и характер есть.

Чезаре схватил его за плечи и повалил рядом с собой.

- Но ты должен знать, что в моей спальне нет места неподчинению!

И губы их снова слились в страстном поцелуе. Чезаре был неистов, впиваясь языком и зубами в горячий рот художника, кусая до крови его губы. Но да Винчи не чувствовал боли. Потому что руки Боржия уже разделались с последними завязками на его брюках и добрались до горячей восставшей плоти. И Леонардо стонал и извивался, пока Чезаре шептал ему на ухо какие-то пошлости, которые при других обстоятельствах заставили, возможно, провалится да Винчи на месте. Но теперь он и сам понимал, как походил на шлюху в постели этого властного человека, подчиняясь каждому его движению и слову, готовый на всё, только чтобы Чезаре не прекращал своих ласк.

А тигр забавлялся своей властью.

- Какой ты услужливый малый, Лео. Почему ты не говорил о своих желаниях раньше, а? Я поручал тебе такую скучную работу, чертежи и военные проекты. А ты мечтал только о том, чтобы я тебя оттрахал, да?

- Мессереее…

- Господин. Скажи «да, мой господин!»

- Да Чезаре.

- Ах так!

Он сильнее сжал пальцы, и тёплая струя семени ударила в его руки.

- Развратная шлюха.. Я же предупреждал тебя.. Ты хочешь ещё?

- Даааа.. – только и смог выдохнуть да Винчи.

Леонардо не понял, что произошло, Чезаре не ответил. Художник, ещё не совсем придя в себя, оказался перевёрнутым на живот и вжатым лицом в подушку. Он почувствовал, как коленом Борджия раздвинул его ноги и влажной от спермы рукой смазал входное отверстие. Потом раздался свист и чёрный хлыст несколько раз опустился на его плечи. Слёзы боли и унижения выступили на его глазах. И в ту же минуту ещё более острая боль казалась, была готова разорвать его изнутри.

Чезаре смеялся, заливисто и громко, навалившись на художника всем телом и не давая ему возможности пошевелиться. Чёрный хлыст, который он наловчился ухватить наоборот, быстро совершал поступательные движения между ягодицами Леонардо.

- Тебе нравится, когда тебя трахают так.. По-мужски? Ты уж прости дружище, сам-то я предпочитаю женщин. Но если представится шанс, сделать доброе дело.. разве я упущу его.

Да Винчи зубами вгрызался в подушку, чувствуя как даже сквозь боль, тело его готово отозваться на каждое прикосновение этого грубого человека.

А потом на него снова посыпались удары.. И злой хохот Чезаре разлетался под сводами высоких покоев.

- Если это ты, ты предатель.. Я узнаю об этом. И поверь, боль будет много хуже. Тебя ждёт нескончаемая боль, красотка! Ты должен работать на благо Борджия, и тогда возможно я позволю тебе ещё раз оказаться здесь. Воля Борждия закон этого города. Воля Борджия – моя воля!

Потом Леонардо потерял сознание.

Он очнулся где-то на каменном полу в комнатах стражи, куда скорей всего бесчувственного его приказал выволочь Чезаре. Всё тело страшно болело, на губах остался привкус крови.

Из отдушины под потолком доносился такой до боли знакомый голос.

- Отпустите его, и прибавьте пару монет на лекаря к обычному жалованию. Мне нужно чтобы он был в состоянии работать. Не спускать с него глаз ни днем, ни ночью. Приведёте его по моему приказу, когда будет велено. Исполнять.

Холодно, сурово, расчётливо. Как всегда. На глазах художника навернулись слёзы…

*

Эцио сделал шаг в сторону и оказался вне толпы служившей столь хорошим укрытием в Риме. Прямо перед ним была лавка, отмеченная тайным знаком, понятным лишь ему.

Мужчина сел. Не пришлось ждать долго как рядом с ним, облокотился о стену ещё один человек.

- Чем я могу помочь тебе сегодня?.

Эцио поднял глаза с недоумением.

Лицо собеседника полускрывали растрепанные волосы.

- Ты не хочешь присесть?

- Прости не сейчас.

Эцио тоже встал.

- Что-то случилось?

Леонардо тряхнул головой. Подувший ветер подхватил пару прядей и обнажил кожу на шее и щеках покрытую синяками.

- Кто посмел сделать это с тобою?!

Эцио был в не себя от злости, сжимая кулаки.

- Не стоит искать виновных, мой друг, я сам прекрасно знал, на что иду.

- Это он, он?!

- Он пышет ненавистью из-за того, что ты уничтожаешь его машины. Это правда. Но мне досталось не за это.

В ясных глазах Леонардо стояли слёзы.

- Если бы ты только мог понять меня, если бы хоть кто-нибудь в этом мире мог понять меня. Так ужасно, когда твоя природа отлична от природы других людей, а ты не можешь бороться с этим, не можешь бороться с самим собой. Я бы хотел изменить себя, но не могу, и это не повод для потехи.

- Ничто не истинно.. Ты имеешь такие же права как все, - прошептал Эцио. – И никто не смеет унижать человека, ни рискнув сам оказаться на его месте…

*

На Рим опускалась ночь. Душная и жаркая, какие часто бывают ночи в Италии.

Чезаре распахнул окно в своих покоях и окинул взглядом город, раскинувшийся у подножья Сан Анжело.

Но пока Борджия смотрел за горизонт, быстрая тень промелькнула под самыми стенами замка.

Ассасины всегда приходят из ниоткуда и никуда уходят. Осторожность превыше всего. Эцио заранее рассчитал маршруты стражников на башнях, патрулей во дворе замка, часовых на крышах. Неслышный невидимый для них, он проскальзывал мимо, цепляясь за уступы стен, взбираясь всё выше и выше, пока стража не обратилась в чуть заметные точки, где-то на земле. А он завис под окном спальни Чезаре Борждия.

Последний полной грудью втянул ночную прохладу и отвернулся, сделав шаг по направлению к комнате.

И тут же метнулось тело Эцио, отточенным движением он сбил Чезаре с ног и они покатились по полу.

- Ассассин… - прошипел Борждия. Но скрытый клинок уже упирался ему в подбородок.

- Я бы мог убить тебя сейчас. Но сегодня это не входит в мои планы.

Чезаре вызывающе молчал, смотря прямо в глаза Эцио.

- Вы Борждия считает себя хозяевами Италии, но это не продлится вечно. И сегодня я укажу вам на ваше место.. Открой рот!

Всё так же молча, не отводя взгляда, Чезаре повиновался. Ассасин рывком спустил с себя штаны, и ухватив папского сына за волосы поднёс член к его распахнутым кроваво алым губам. Он мог ожидать чего угодно, криков, борьбы, проклятий, но не такого сладострастия и похоти.

У Эцио было не мало женщин, он никогда не был праведником, и повидал многое не только на поле битвы, но и на любовных простынях. Но эти Боржия рассадник порока, этот язык подобный скользкой змее, скользящей по стволу могучего дерева, пульсирующее кольцо требовательных губ, бесстыдный рот, творящий бесстыдные ласки. Но ужаснее всего был похотливый взгляд и то нескрываемое удовольствие, которое сквозило в нём. Как это возможно, почему, ведь он же должен быть унижен, а между тем, он наслаждается.

Эцио сам не верил в то, что происходит. Он закрыл глаза, мечтая сейчас оказаться на ложе с Кристиной, а не с ним, не с этим… Но пальцы жестоко впивались в густые чёрные волосы Чезаре Борджия и никого другого. И именно его руки без стыда скользили по бёдра ассасина. И именно его горячий язык доводил Эцио до исступления.,. так, что он уже не в силах сдерживаться подался вперёд, всё глубже и глубже пытаясь всадить свой член в этот порочный рот.

- Бэне.. – только и смог простонать он.

Чезаре всё так же не проронив ни слова, провёл кончиком языка по губам слизывая остатки семени. Его взгляд порочный до дрожи впился в затуманенные наслаждение глаза Эцио.

- Господь тому свидетель, я убью тебя!

- Не этой ночью, - хрипло прошептал Борджия, сбрасывая с себя ослабевшие руки.

Гибкий как кошка, с упругими мышцами перекатывающимися под тонкой кожей, он попытался свалить Аудиторе на пол, и они принялись кататься по устилавшим доски шкурам, толи борясь друг с другом, толи срывая друг с друга одежду.

Наконец Чезаре смог оказаться сверху и его выдающихся размеров орган вошёл в зад разгорячённого ассасина. Эцио прогнулся дугой в попытке вырваться или в попытке усилить наслаждение. С его губ сорвался стон, на который, казалось, должна сбежаться вся стража замка. Но никто не появился. Ночь поглотила два могучих тела, корчившихся в судорогах страсти на полу личных покоев Борджия.

*

Над Римом взошло солнце. Аудиторе брёл по пыльным улицам не разбирая дороги. Он точно знал, что теперь убьет Чезаре любой ценой. Борджия непостижимым образом разбудил в нём что-то животное, чего Эцио никогда в себе не помнил. Чезаре не человек – демон – а демону место в аду, а не в этом мире. Он убьет его, убьет когда будет нужно… А пока надо стараться не смотреть в глаза Леонардо, и прогнать столь сладкие мысли и вкус губ всё ещё оставшийся на губах...


@темы: Assassin's Creed:Brotherhood, fanfiction, Леонардо, Чезаре Борджиа, Эцио, слэш, собственное творчество, фандом, фанфики

URL
   

Markuza

главная